Благотворительный Фонд Главная
Рассылка новостей
 

Молодежная организация ПОКРОВ

2017

 
ТАКЖЕ В РУБРИКЕ
Как российский кинопрокат воспитывает патриотов Америки.
15.04

Как наши СМИ показывает криминал.
12.04

Как Иван Ургант День поэзии отметил.
29.03

К 170-летию со дня рождения писателя.
29.03

К 100-летию со дня рождения писателя Александра Яшина.
27.03

Адаптированных западных проектов на нашем ТВ становится все больше.
26.03

К 85-летию со дня рождения писателя Владимира Чивилихина.
25.03

В этом году исполняется 85 лет ансамблю песни и пляски имени А.В. Александрова.
21.03

Размышления критика после просмотра нашумевшего телеромана
14.03

13 марта – 100 лет со дня рождения С.В. Михалкова.
13.03

26 февраля исполняется 75 лет Александру Проханову
26.02

Десять лет назад умер выдающийся актер Альберто Сорди.
25.02

К 10-летию со дня кончины поэта Юрия Кузнецова.
21.02

Аншлаг на Пушкинском вечере в ЦДЛ.
19.02

Слово на блаженную кончину писателя Леонида Леонтьевича Кокоулина.
15.02


Культура

«Когда душа поранена…»

К 100-летию со дня рождения писателя Александра Яшина
Вадим Дементьев
27.03.2013
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте

Выдающемуся русскому поэту и прозаику, советскому писателю Александру Яковлевичу Яшину исполняется сто лет. Теперь уже можно писать через запятую: Константин Батюшков, Александр Яшин, Василий Белов… Все они – вологжане.

И он, Яшин, все последние десятилетия для нас как живой. Потому что будит наш ум, тревожит совесть, вызывает на спор и восхищает словесным мастерством. Яшина вспоминают постоянно читатели, и чтят, что самое отрадное, его терпеливые и добрые земляки. А здесь, во глубине России, и память покрепче, и авторитет по делам и заслугам. Не зря в северных краях семь веков хранились в крестьянской памяти былины Киевской Руси, от поколения к поколению передавались, пока не стали достоянием мировой культуры.

Яшин начинал печататься в 30-е годы ХХ века, когда еще томился и мучился в пересылках и тюрьмах Николай Клюев. Сопоставив даже мысленно эти два имени, удивляешься их разности, чисто человеческой несовместимости: они как из других миров, и в жизни, и в литературе. Но это только внешне, а внутреннее сходство, и очень глубокое, имеется. Клюев – раскольник, грешник, деревенский вещун, а таковой всегда – страдалец и изгой, и Яшин – из породы, как он сам гордился, христиан-самосожженцев. Не знаю, не для красного ли словца это написано, что-то не помнится – были ли в его тихом хлеборобно-молочном краю такие страсти, но факт – Яшин горел на огне, и военном, и творческом, и в результате ушел из жизни рано, в 55 лет. Это и связало его с Клюевым:

Когда душа поранена,

Непросто боль унять,

Непросто северянина

Оттаять, раскачать.

«Выбиваться в люди» Яшин начал с районного педагогического техникума, с учительства в деревне. А с 1935 года его приняла к себе Москва. Эта расхожая формула насчет сельских людей была десятилетиями привычна: ну, как не понять уехавшего земляка, если у него имелись таланты?! Зачем их зарывать в свои суглинки и супеси?! Котомка на плечи – и вперед, в большой и радостный мир. Без всяких сожалений и укоров уходили, с радостью бежали. Что это было – невысказанная обида, молодая тяга к перемене мест, страсть к самоутверждению? Уже в начальной судьбе Александра Яковлевича отразилась душевная надежда, а потом и боль от потери малой родины миллионов русских людей.

Как и безотцовщина.

У большинства писателей-северян, у Рубцова и Белова, у композитора Валерия Гаврилина, у поэтов Ольги Фокиной и Александра Романова, отцы или погибли, или ушли из семьи. И это еще одна драма, и еще одна зарубка на сердце.

Но какой же стойкий нужно было иметь характер, какое получить воспитание, чтобы такие трагедии превозмочь, вытерпеть и принести людям добро и свет. Но и здесь Яшин был и постарше, и посуровее, и порезче:

Давно друзья по правилам

Живут – вся боль прошла,

Моя лишь не оттаяла

Душа – не отошла.

Александр Яковлевич всю жизнь хотел излечить свою больную душу, настроить ее по-другому, но так и не смог. Добровольцем ушедший на фронт, он писал о войне мало, как-то неохотно. Известны его военные дневники, а в стихах он к ней не любил возвращаться.

После Победы, уже будучи известным поэтом, он с энтузиазмом стал воспевать колхозную новь, «советского человека» (так он назвал одну из своих книг). Яшину очень хотелось создать что-то эпическое, самое современное, чтоб заметили все. Об этом он не раз сообщал Александру Фадееву, тогдашнему руководителю Союза писателей СССР, получая от него всяческую поддержку. И всю свою силу поэта он вложил в поэму «Алена Фомина», названную им «повестью в стихах» (1949).

В следующем году Яшин получил за поэму Сталинскую премию 2-й степени. Это был огромный успех – от финансовой составляющей награды в 50 тысяч рублей до квартиры, машины, дачи, спецпайка, что и было положено сталинскому лауреату.

Казалось бы, гордись, Александр Яковлевич, что на груди носишь медаль с профилем вождя, что приезжаешь на родину в бостоновом костюме и в галстуке, что мужики считают тебя «своим поэтом»! Но в середине 50-х годов Яшин от поэмы напрочь отрекся, всячески осудил ее. И это был уже чисто яшинский жест. Хотя, если сегодня «Алену Фомину» прочитать, то никакой особой «крамолы» в ней не найти. Всё в тексте по-северному скромно, обыденно, нацелено на незамысловатый сюжет: в родную деревню возвращается фронтовик, начинает мирную жизнь в колхозе, где председательницей трудится его знакомая. Их непростые взаимоотношения и составляют основу поэмы. Ни плясок, как в кинофильме «Кубанские казаки», ни колхозных пиров...

Вот когда сработало в Яшине всё, – и его учительская жилка, и то, что он сам «выбился в люди», и всесоюзная известность, и его бурный характер, и недовольство апломбом молодых писателей, которые, как он говорил, выросли на нашем навозе, и жизнь в московской либеральной писательской среде в годы перемен.

На II съезде советских писателей (1954), когда Александр Яковлевич каялся за все явные и мнимые прегрешения, Михаил Шолохов тоже писал о возвращении фронтовика к мирной жизни в рассказе «Судьба человека». Есть там известный эпизод бегства героя из немецкого плена. Но мы-то теперь знаем, чем такие возвращения заканчивались. И Шолохов в рукописи, не отступая от правды, начал писать сцену допроса Андрея Соколова офицером СМЕРШа. Но затем весь этот эпизод перечеркнул красным карандашом. Его литературному секретарю Федору Шахмагонову эта правка не давала покоя: как же так, ведь это же правда? Шолохов ему ответил: «А ты, Федор, сам посуди. Отправь я Андрея в наш лагерь, я бы тем самым вылегчил тему. Им, фронтовикам, и без того после войны тяжело досталось».

В России одни писатели всегда стояли за «правду», а другие страдали за «истину». Яшин после 1953 года бросился в бой за правду. Рушил за собой все мосты, забыв про вологодскую мудрость: «Не вымолвишь, так выболит».

Ждать он не хотел, словно предчувствуя скоротечность своей жизни.

В конце 1956 года «полунезависимый» альманах «Литературная Москва» (второй выпуск) опубликовал среди прочих материалов небольшой рассказ Александра Яшина «Рычаги». Мое определение альманаха условно, он собирался и издавался столичной интеллигенцией на общественных началах, что для того времени было ново и необычно. Политические события требовали перемен, прежде всего в литературной политике. Но яшинские «Рычаги» забежали в этих переменах так далеко, что дальнейшие выпуски альманаха прикрыли, а сам автор подвергся уничтожающей критике. И было за что. Яшин в открытой манере, как в агитке, развенчивал лицемерие, трусость, раболепие и кого? – членов КПСС, парторганизацию северного колхоза, ругающих почем зря райкомовцев, которые, как писал Яшин, и опираются на таких послушных и безгласных «рычагов». Но стоило начаться партсобранию, как роли поменялись, теперь уже деревенские коммунисты превратились в замшелых бюрократов. В общем-то, памфлет, фельетонная картинка. Все свои обличительные формулировки вложил Яшин в уста земляков, их речевые характеристики не прописаны, характеры героев не развернуты. Конечно, это был явный вызов, который совпал по времени с разгромом профашистского мятежа в Венгрии, начавшегося тоже с писателей «клуба Петефи». Но это были и месяцы сразу после ХХ съезда… На этом сломе эпох «Рычаги» громко «сработали».

Сегодня эмигрировавшие наследники составителей альманаха «Литературная Москва» вспоминают, конечно, не Яшина, а то, как он разоблачил тогдашнее «двоемыслие», которое описано еще Оруэллом, о котором он-де по своей темноте и не слыхивал. Нет, Яшин писал не по Оруэллу, а по правде, но эта правда всё равно была узка и прямолинейна. Очень она напоминает такого же рода «разоблачения» недавней перестройки.

Александр Яковлевич выбрал для разносной критики не каких-то там высоких чинуш, «наследников Сталина», а, как говорили тогда, низовое звено, простых районщиков, тянувших на себе опустевшие на мужиков колхозы, встречавших своего земляка-лауреата с поезда и на аэродроме, отвозивших его в родные места, гордившихся им.

В лучших воспоминаниях о Яшине Федор Абрамов, и сам не сахар, с горечью пишет, как они пришли в гости к другу Александра Яковлевича, работнику райкома, который искренне любил его, помогал ему, чем мог. «На близком-то человеке, – вспоминает Федор Александрович, – Яшин и отоспался: «Заелись, забурели, сволочи… До чего народ довели… Не вороти, не вороти рыло-то, правду говорю…» Горный обвал, кипящий водопад! Мне, не знавшему тогда такой слабости за Яшиным, было дико всё это слышать, но хозяин и не думал сердиться на гостя. И это еще больше выводило из себя Яшина».

Не хотел бы я здесь вспоминать и мемуары Юрия Нагибина, но, поскольку он в том номере «Литературной Москвы» тоже пострадал за свой рассказ, который в отличие от «Рычагов» никто не помнит, то добавлю и его оценку ситуации. Юрий Маркович сравнивает альманах «с детищем Василия Аксенова «Метрополем», предтечей второй оттепели в 80-е уже годы, называя его «альманахом одноразового использования». Здесь нагибинский цинизм к месту, и не потому, что он был в 1956 году пострадавшим (впрочем, как он откровенно пишет, довольно быстро извернувшимся, восстановившим свои писательские позиции), а потому что начинал всё Яшин, остальные были к нему приложением, как другие к Виктору Астафьеву в перестройку.

К 1963 году, к своему 50-летию, Александр Яковлевич вроде бы оправился от «Рычагов», его можно было бы и «посеребрить», потому как свежие публикации и книги у него выходили, слава правдолюбца за ним по пятам шла. Яшин оттачивал в литературе малый поэтический жанр – дидактические стихотворения, без всяких вторых смыслов, нараспашку, как он и всё писал. Многим они не нравились, слишком прозаичны, в упор, но и за ними зримо стоял яшинский характер, где не было места каким-либо компромиссам. Писал, как думал.

В 1961 году вышла его книга стихов «Совесть», которую он считал самой «выстраданной». Отныне и навсегда это состояние души и человеческой сущности стало для Яшина определяющей «меткой». Против совести не пойдешь, не солжешь, с ней не струсишь.

Такой малый зазор между творчеством и жизнью для многих писателей весьма опасен. Читателю все-таки необходимо домысливание, больше воздуха в произведениях. Вероятно, и сам Александр Яковлевич это чувствовал. Он, как писатель, всё больше склонялся к прозе, но, будучи открыто социальным, никак не мог совместить лирику с суровыми, на его взгляд, реалиями, выходило где-то посередине.

Его повесть «Вологодская свадьба» сначала была им определена как очерк. Повествование и начинается с рассказа об авторской поездке в родные места на свадьбу родственников, но потом Александр Яковлевич расписался, вновь дал волю своему чувству, в результате получился и не рассказ, и не очерк, который был опубликован в «Новом мире» в последнем номере за 1962 год. Яшин по традиции послал свою новую публикацию в районную библиотеку с припиской, чтобы журнал «пустили по рукам», и дальше следовала интересная просьба: «Только, пожалуйста, не ищите прямых параллелей, чтоб не было никаких обид на меня». Ну, как не искать, если всё начистоту, сказано прямо, без каких-либо экивоков?!

Деревня журнал прочитала и онемела, родственники отвернулись, а колхоз бросил строительство домика для Яшина на Бобришном Угоре. Вокруг истории с «Вологодской свадьбой» навертели-накрутили в то время немало лишнего, подключились к полемике и провинциальные пропагандисты. То писали письма с протестом, то защищали автора, проводили обсуждения-собрания… В общем, Яшин заварил кашу.

Федор Абрамов был из тех же правдолюбцев, но хитрее, рассудительнее. Приехал он в Блудново сразу после «Свадьбы», и всё увидел своими глазами. «Сухо, – вспоминал Федор Абрамов, – неприязненно встретили. Как чужих. Даже чашки чая не предложили, что по деревенским обычаям равнозначно чуть ли не оскорблению».

Яшин, несолоно хлебавши, конечно, взорвался: «Чертов народ! Ты для него – всё, жизнь готов отдать, а он первый же тебя копытом!»

Абрамов подивился яшинской наивности: «А как? «Прославил» своих земляков на весь свет и еще хочет, чтобы его благодарили. Да для иного деревенского жителя всякая популярность, выделяющая его из общей массы, просто невыносима».

Те события давно отошли и забылись... Но «Вологодскую свадьбу» использовали снова как таран: вот она, какая, деревня, вот он, какой народ!.. И сегодня, читая без всякого предубеждения этот длинный рассказ, видишь, как автор скор на расправу. И кого Александр Яковлевич так сердито судит? А не тех ли, кто остался в деревне, кто пахал всю жизнь и сеял, да часто и за «палочки», бесплатно, чтобы нас накормить?! К ним, изработавшимся, не выбившимся в люди, никогда не было уважения, как и ко всему сельскому укладу жизни, они только и слышали в свой адрес брань и понукания. И вот эти герои Яшина бегают, как туземцы, с пластмассовой челюстью в руке, тыча ей гостям в лицо, хвастаясь обновой, а другие дерутся, охальничают и бьют своих баб…

Северная традиция в литературе всегда во главу угла ставила идеальное, искала пример, а не исключение, жила верой в совершенство человека. Это – наша античность, но затем помноженная на православное чувство любви и на сострадание к ближнему. Всё это мы восприняли от наших «греков» – древнерусских киевлян, сохранили их искусство, литературу, оплодотворили своим народным искусством, деревенским продуманным и совершенным бытом.

Александра Яшина в наше либеральное время пытаются отзолотить, оставив от него лишь «Рычаги» и «Вологодскую свадьбу». Официально же, с другой стороны, его делают поэтом сельской аркадии. И здесь, и там ложь.

Мы всё равно будем с ним, как с живым, вернее, как с не дожившим своё, спорить и не соглашаться. А, значит, будем читать. Что может быть важнее для писателя?!

Наслаждаться и прекрасной повестью «Сладкий остров», утешаться светлым рассказом «Угощаю рябиной», восхищаться чудесными строчками о Бобришном Угоре. Непрост и неодномерен был все-таки Александр Яковлевич!

Перед кончиной у него пошли стихи, проснулся азарт к уходящей и ускользающей жизни…

И только смерть вылегчила его пораненную душу.  

Специально для Столетия



Комментарии


Русский
27.03.2013 21:14

"И вот эти герои Яшина бегают, как туземцы, с пластмассовой челюстью в руке, тыча ей гостям в лицо, хвастаясь обновой, а другие дерутся, охальничают и бьют своих баб…"

Так они такими и были, мил друг.
Правильно сделал Яшин, что вывернул их наизнанку!

Чаадаев сказал, как в камне вырезал: "Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами".

капитолина
27.03.2013 23:18

Статья важная. В ней расставлены тонкие и честные акценты. Сегодня показали филь о Яшиине на "КУЛЬТУРЕ" - как раз с тех позиций, либеральных, которые обозначил автор статьи. Но он ВСЕ видит иначе, чем люди из фильма, вызвающие некоторое недоумение вдруг возникшей страстью к творчесву Яшина... Покоробило, что говорили, например. ВАСЯ Белов...

Добавить комментарий

Ваше имя *
Комментарий
CAPTCHA
Введите слово
с картинки *




ПОИСК

«Прошу исполнить… гимн СССР!»

Возможна ли сегодня между Россией и бывшими соцстранами дружба не за газ и не за нефть?

Столица Ивана Грозного

В этом году исполняется 500 лет со дня основания Александровской Слободы.

НАШИ ПАРТНЕРЫ
Новый сайт Фонда исторической перспективы
Институт демократии и сотрудничества






16 Июня 2018
Если ваши пальчики тоненькие, вам подойдут плоские свадебные кольца. При слишком миниатюрных пальчиках лучше всего подобрать конком в диагональном направлении, за счет такого рисунка вы добьетесь эффекта расширения обручального кольца.Что ощущает мужчина, которому жизнь вот-вот присвоит высокое звание «Отец»? Волнение, легкую растерянность... Соберись! Сейчас от тебя многое зависит Женщина нуждается в поддержке. Всегда! Особенно если находится в роддоме без мужа. После появления на свет малыша именно супругу в первую очередь она сообщит радостную новость. И не только для того, чтобы разделить с ним огромное счастье, но еще и рых слов благодарности и ободрения. Да, отпраздновать с друзьями рождение сына или дочки -это святое. Главное, не забыть о любимой. Ведь сейчас она как никогда нуждается в твоем внимании и заботе. Ее желание - закон? Согласись, первый день после роддома твоя жена должна провести именно так, как ей хочется. А чего желает новоиспеченная мамочка? Прежде всего спокойствия. Прочь, суета! Здравствуй, мир, полный любви и гармонии! Создай его! Если не ты, то кто же?Перед важным событием обсудите с женой, кто будет забирать ее из роддома. Одним мамочкам приятно видеть многотвенников (бабушки, дедушки, сестры, братья), другим - нет. Чему отдаст предпочтение твоя половинка?А если вы верите в приметы, то лучшим вариантом будет- платина, ведь согласно примете «чем дороже кольцо, тем богаче будет жизнь пары». Обручальные кольца из платины - стильные и элегантные, они не царенем не теряют свой драгоценный вид. Еще одним преимуществом является, что платиновые кольца в отличие от других металлов, не вызывают аллергии! Эти кольца - самые дорогие, но все, же многие пары делают выбор именно в пользу платины, потому что носить эти кольца всю жизнь!Пусть возвращение домой будет приятным. Чисто убранная квартира, свежий воздух, обед, цветы... Банально? Поверь, любимая оценит старания. Не забудь, пожалуйста, о покупках для малыша. Основное вы успели приобрести до родов, остались лишь мелочи. Предварительно составленный список необходимых вещей упрачу. Не переживай, если не удалось найти шапочку определенного цвета или ползунки с веселым рисунком. Сделаешь это позже. На самом деле малышам первых дней жизни нужно гораздо меньше, чем ты думаешь.Так что же выбрать? Кольца классической формы или же современного стиля? Все только на ваш вкус и усмотрение. И не стоит забывать, о гармонии свадебного кольца с вашими повседневными кольцами.Пожалуй, при выборе свадебного кольца очень важно учитывать форму ваших пальцев и руки. Широкое свадо будет прекрасно смотреться на большой и широкой руке. Для такой руки также отлично подойдет кольцо с плетением в виде елочки. А вот если у вас широкие пальцы, то правильней будет приобрести кольцо, края которого немного закруглены вовнутрь. За счет этого кольцо не будет давить на палец и не вызовет неудобств.По традиции, обручальное кольцо жених пресит невесте в день обручения, обмен свадебными кольцами происходит в день свадьбы.Совсем не обязательно покупать свадебное кольцо с бриллиантом. Есть масса других драгоценных и даже полудрагоценных камней. Драни – это алмаз, рубин, сапфир, жемчуг, изумруд и александрит. Итак, если вы решили приобрести кольца с драгоценными камнями, узнайте всю информацию о металле, ведь некоторые стареют или темнеют.Также принято, что кольца покупает жених, но невеста тоже должна участвовать в выборе, чтобы кольцо ей пришлось по душе и по пальцу. Чтобы точно не ошибиться в размере колец, помните, что утром пальцы несколько тоньше, чем же вечером.На выбор колец нет особых критериев, все зависит от вашей фантазии, идей и денежных средств. Есть конечно, стереотипы, в виде гладкой полоски из золота.

Научное Общество Кавказоведов Радиостанция "Говорит Москва" Литературная газета Всемирный Русский Народный Собор Информационно-аналитическая служба "Русская народная линия" Политком.RU
Интернет-магазин «Политкнига» Культурно-просветительский и литературно-художественный журнал "РОДНАЯ ЛАДОГА" Практический журнал для учителя и администрации школы Официальный сайт журнала 'Международная жизнь'

При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка обязательна
электронная почта: .

Редакция | Контакты | Карта сайта
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100